Часто задаваемые вопросы о возможности излечения диабета 1 типа

Если вы внимательно прочитали информацию на сайте и в этом разделе, но не нашли ответы на свои вопросы, задайте вопрос письменно или закажите звонок — с вами свяжутся в течение суток: diabetmed.net@gmail.com

Мы стараемся ответить на все звонки, но это не всегда возможно физически из-за плотности запросов.

Здесь собраны наиболее повторяющиеся вопросы, которые задают родственники пациентов в переписке и наших чатах социальных сетей. Мы отобрали их, если вопрос повторялся более десяти раз. Ответы носят рекомендательный характер, требуется консультация специалиста.

У вас на сайте указано сразу несколько подходов к терапии диабета 1 типа, а какой лучше?

Да, установлено, что СД 1 типа это сложное заболевание, которое имеет подтипы с присущими им особенностями течения заболевания, биологические маркеры (анализы), а также фазы заболевания. Для разных подтипов заболевания, на разной фазе заболевания (вот почему для нас принципиальна дата манифестации и окно иммунологических возможностей до 120-и дней) существуют не только свои методы терапии, но и препараты, включая клеточные (зарегистрированные FDA) на основе стволовых клеток, иммунные. Именно применение в должное время этих технологий и дает мощный ответ на лечение, предполагающее полную омену препаратов инсулина. В РФ подтипы заболевания, фазы не учитываются, назначается только инсулинотерапия, что является фактически симптоматической терапией.

Подскажите, нам в стационаре «не официально» объяснили, что в РФ нет возможности использовать все варианты терапии, которые доступны в других странах и посоветовали не только вас, но и Германию, Турцию, Израиль. Не обижайтесь, вам мы верим, но согласитесь — в Европе уровень медицины в среднем выше. Возможно мы что-то просто не знаем?

Ситуация непростая, хотя мы ведем прием и наши клиники не только в РФ, соответственно, мы придерживаемся более строгих международных стандартов и протоколов. Но отличия есть. Самое главное это то, что мы не занимаемся как некоторые выпуском сертифицированных «заготовок», своего рода полуфабрикатов в виде клеточного препарата на основе стволовых клеток для всех «вообще от всего» (подавления аутоиммунной реакции). FDA разрешило к применению минимум три таких в США и два в Европе. Это фактически биопрепарат на основе стволовых клеток который выпускается «серийно». Мы подходим к каждому пациенту не просто строго индивидуально, а каждый раз манипуляции проводятся с его стволовыми клетками, что исключает любые побочные реакции и осложнения. Да, мы используем крайне редко донорский или аутологичный редактированный материал, но для этого очень строгие показания. Но главная проблема в том, что после введения этого клеточного продукта никто не будет вас наблюдать длительно, то есть совсем. А когда вы придете к своему эндокринологу и спросите, что вам дальше делать, вас пошлют туда, где вам это делали. мы ведем пациентов 7-10 лет именно поэтому вы видите в реальных видео-отзывах ситуацию через много лет после терапии, от 3-х до 10 и более лет!

Почему лечение такое долгое — 36 месяцев?

Это заблуждение, что чем дольше проводится терапия, тем выгоднее клинике. Стоимость терапии не зависит от продолжительности. Оплата производится один раз. Пациент может выйти в ремиссию с отменой инсулинотерапии через 1-4 месяца, а может через два года, стоимость идентичная. За более, чем 20-ти летний опыт работы именно с пациентами с СД 1 типа было установлено, что 36 месяцев-это средний период, когда более 90% пациентов переходило в состояние стойкой ремиссии с отменой препаратов инсулина.

Почему нельзя просто госпитализироваться для проведения клеточной терапии, скажем на 2 недели? Зачем длительное наблюдение?

Госпитализироваться можно, вылечиться за такой срок невозможно. У стволовой клетки есть свой уникальный биологический ритм развития, который учитывается в процессе терапии. Если им принебрегать можно получить осложнения. У некоторых пациентов завышенные ожидания в отношение высокотехнологичных методов терапии, между тем, они применяются вовсе не часто. Прежде всего мы используем более доступные (по стоимости) и безопасные (неинвазивные) методы. При этом имеются показания и противопоказания (зависит от анализов/иммунитета). В стационаре выполняются только инвазивные процедуры, но наблюдение пациента и терапия проводится длительно. Невозможно просто ввести некие стволовые клетки и мгновенно вылечиться — это глубокое заблуждение. Для нас принципиально важен результат, поэтому мы отслеживаем все случаи длительно.

В больнице нам сказали, что это неизлечимо, у вас на сайте написано, что вы лечите это заболевание, то есть во всем мире только вы одни такие?

Вас не обманули, вам сказали не всю правду. Уже более десяти лет крупные университетские клиники Европы и США наблюдают пациентов в стойкой ремиссии не используя инсулинотерапию более трех лет после проводимого экспериментального лечения. Успехи настолько показательны, что появился даже новый термин: «функциональное излечение». Но, мы — сотрудники Канадского института регенеративной медицины являемся разработчиками принципиально новых медицинских технологий клеточной, генной, иммунотерапии сахарного диабета 1 типа, которые реализуются на нашей клинической базе в разных странах. Эти технологии и методы лицензированы, запатентованы, опубликованы в научной литературе. Мы работаем над процессом обучения врачей, распространения методологии.

Но, Вы можете сами задать себе вопрос — вот, есть недавняя публикация в уважаемом научном журнале, где ретроспективно проводится анализ за (внимание!) 15 лет возможных побочных эффектов и осложнений после терапии именно сахарного диабета 1 типа у детей, которые перешли в ремиссию и не используют инсулин. Дело даже не в том, что исследование показало, что побочных эффектов серьезных (кроме запора и локальной температуры в месте введения клеток иногда просто нет), а того, что:

  • в крупных государственных университетских клиниках в США и Европе это давно проводят минимум 15 лет;
  • в итоге экспериментальных работ установлено, что после отмены инсулинотерапии через 1-10 лет наблюдается ремиссия без побочных эффектов;
  • данные официально опубликованы, сделаны доклады на конгрессах/конференциях — то есть, врачи ЗНАЮТ!

А вот теперь самое время задать правильный вопрос — а почему тогда не делают? И почему в отношение некоторых передовых методов даже уже разрешенных FDA, представители некоторых инсулин-производящих крупных компаний проводят странные действия по дискредитации не смотря на многочисленные исследования, патенты и разрешения? Ответ не в медицине, в экономике.

Есть много научных публикаций, где утверждается, что не один, а многие методы терапии, такие как: клеточная терапия стволовыми клетками, иммунотерапия привели к отмене инсулина и фактически излечению, но почему этих методов много, а не один универсальный?

Вы правы, более того, существует много способов иммунотерапии — ориентированной на разные патогенетические механизмы заболевания в разное время развития заболевания, разные способы клеточной терапии. При этом используются разные стволовые клетки, способы их получения, обработки и трансплантации. Все эти способы могут быть рекомендованы на строго определенной стадии заболевания (определяется анализами), так для пациента у которого манифестация заболевания произошла неделю назад и пациента имеющего стаж заболевания более 30-ти лет способы терапии будут различными, что не учитывается в обычных клинических условиях.

Давно изучаю ваш сайт и новостные ленты в соцсетях, где вы рассказываете не только о сложных методах лечения для чего необходимо ложиться в больницу, но и препаратах, которые применяются амбулаторно, от чего это зависит, у нас т.н.: «преддиабет», нам ничего не рекомендуют, просто наблюдают.

Давайте разделим ваш вопрос на две части. Преддиабет — это состояние самой ранней фазы, когда самые незначительные вмешательства могут быстро повернуть вспять развитие заболевания, при этом вмешательства минимальны, это как инвазивные, так и пероральные препараты не требующие для приема/введения госпитализации вообще. Вот именно от фазы заболевания зависит объем лечебных мероприятий, чем раньше, тем проще и соответственно дешевле. Просто наблюдать в такой ситуации нельзя. Нужно срочно предпринимать меры, у вас мало времени. Если в вашей стране вам не предлагают терапию, а к нам по каким-то соображениям вы обратиться не можете — обратитесь за консультацией в США, на этой стадии тоже могут помочь, в прошлом году FDA официально разрешило применение соответствующих препаратов.

Мы консультируемся у платного эндокринолога, к.м.н., она сказала, что знакома с вашими работами, действительно за границей есть новые методы, которые у нас в стране пока не применяются, но если точно подсчитывать дозу инсулина все будет хорошо. Вопрос — если мы обратимся только для первичной консультации, чтобы правильно подбирать дозу и достигнув компенсации сможем ли быть фактически здоровыми людьми, как это обычно позиционируется на диа-форумах, ребенку 9 лет, гликированный 6?

В медицине есть понятие этики и деонтологии и в отношение взрослого человека я бы ответил, вероятно, иначе. Но когда речь идет о детях, я скажу грустную правду и более того, ниже приведу похожий ответ авторитетного не только ученого, но и клинициста в видео. Дело в том, что даже при идеальных условиях и точнейшем пересчете количества инсулина на приемы пищи и соотношение к образу жизни достигнуть компенсации без реальной терапии в обычном классическом варианте предписанный клиническими рекомендациями и стандартом оказания медицинской помощи невозможно. Причин много. Самая простая — ребенок есть ребенок, он будет нарушать режим двигательной активности, питания в любом случае. Самая сложная — физиология. Подробнее:

Предупреждение: видео не для детей и людей с чувствительной психикой. Ограничения 21+

Просто много десятков лет, когда не было реальных методов терапии, создавалась вынужденная иллюзия под лозунгом: «Диабет-образ жизни». Это давно не так. Но это не значит, что достигать стойкой компенсации не нужно даже если вы наблюдаетесь по месту жительства — наоборот, это необходимо делать более качественно, но к сожалению маловероятно.

Мы читали в многочисленных СМИ, что стволовые клетки приводят к раку, погибли известные актеры. 

Это неправда умышленно распространяемая журналистами. Не смотря на то, что в медицине не существует 100% безопасных инвазивных процедур, даже обычная инъекция может привести к заражению крови, абсцессу, недавнее многолетнее исследование на людях показало, что клеточная терапия стволовыми клетками именно сахарного диабета 1 типа совершено безопасна и нет ни одного случая тяжелых последствий. Самые частые побочные эффекты в 15-ти летнем научном исследовании были указаны как локальное повышение температуры в месте трансфузии и … кратковременное нарушение стула (запор).

Почему наряду с высокотехнологичными методами терапии, которые как показывают последние научные публикации доказано помогают при сахарном диабете 1 типа, вы используете препараты на основе экстрактов лекарственных растений?

Мы работаем с 1995 года, первый патент на метод терапии сахарного диабета 1 типа был получен в 2000 году на базе Научного центра хирургии РАМН, а использовать методы клеточной терапии мы стали одни из первых в стране с 2006 года. Многие люди не понимают термина: «антидиабетическое действие» лекарственных растений (фитотерапии), это не снижение уровня гликемии, как думает большинство. Снижение уровня гликемии (сахара в крови) это следствие применения действующих веществ растений из которых персонифицировано, то есть индивидуально каждому пациенту изготавливается фитопрепарат, который выполняет фактически аналогичные функции как и классической иммунотерапии, клеточной терапии: снижение системного воспаления и инсулита, блокировка аутоиммунного процесса, регенерация и образование новых клеток, производящих инсулин. Кроме того, фитотерапия совершенно безопасна в отношение детей (самому маленькому нашему пациенту два месяца), за более, чем 20 лет практики не наблюдались аллергические реакции или побочные эффекты при высокой эффективности. Единственный минус такой терапии — длительный прием препаратов от 2-3-х месяцев, но как правило базовый курс представляет собой комбинированный вид терапии разными методами, что значительно сокращает время ответа на лечение. Более того, по многочисленным научным публикациям, выделенные вещества и экстракты лекарственных растений активно используются в процессе клеточной терапии, к сожалению малограмотные «специалисты» не читают научные публикации.

Почему нельзя перед первичным приемом подъехать посмотреть, что и как?

«Приехать посмотреть» — можно, если вы согласовали свой визит и медицинскую документацию, вас примут как положено в рамках первичного приема. Но это медицинское учреждение, а не театр. Сюда люди приходят не посмотреть, а получить помощь. Мы стараемся сделать визуализации наших клиник снаружи и изнутри в 3D более удобными. Телефон экстренной связи постоянно работает только для наших пациентов, но вы понимаете, если 2000 наблюдающихся у нас в динамике пациентов начнут одновременно звонить научному руководителю, работа будет парализована. В этом нет никакой необходимости-все ответы на общие вопросы есть на официальном сайте. Если Вы внимательно изучили данный раздел и информацию на сайте, но НЕ НАШЛИ ответ на ваш вопрос — звоните +7 985 467 43 70 с 10.00 до 12.00 (Московское время), но лучше закажите звонок по электронной почте — вам точно ответят.

Можно ли одновременно использовать сразу несколько методов терапии для получения более быстрого эффекта?

Это можно не всегда, так как метод терапии определяется не желанием пациента и врача, а объективными данными анализов состояния иммунной системы, это зависит от фазы заболевания. На разной фазе заболевания (фаза рассматривается только в США и Европе), используют совершенно разные методы, за исключением базового курса, который показал высокую эффективность как на фазе преддиабета, так и по прошествии десятков лет после начала заболевания. И наоборот, скажем, методы клеточной терапии для преддиабета и пациента с большим стажем заболевания будут серьезно отличаться по сути, стоимости и продолжительности.

Сейчас много всевозможных фондов — почему, просто не выкупить вашу технологию и сделать ее бесплатной для всех, раз вы патентуете свои методы и клиники частные — всему есть цена, возможно, вы захотите повторить подвиг Бантинга за что народ поставит вам памятник?

В вариантах подобный вопрос повторялся много раз и мы решили опубликовать один из вариантов без изменений. Увы, те, кто его задавал далеки от реальностей жизни. Однажды подобный вопрос задали автору метода Юрию Александровичу во время интервью на ЦТВ, когда в утренней программе о здоровье в студии присутствовали состоятельные «меценаты» из числа руководителей крупных благотворительных организаций России. Оказалось, что доктор вовсе не против раскрытия не только патентов, но и всей методологии. И он прямо предложил в прямом эфире выкупить технологию за вполне приемлемую сумму, которая была вложена в исследования и клиники. Но с единственным условием — технология станет доступной бесплатно всем желающим. «Меценаты» отказались еще раз показав, что никакой благотворительности на самом деле просто не существует.

Какой метод клеточной терапии стволовыми клетками самый эффективный? 

Это зависит от фазы заболевания и состояние пациента. Обычно для неосложненных случаев используются мезенхимальные стволовые клетки (МСК) мобилизованные из жировой ткани путем обычной локальной липосакции под местной анестезией. В тяжелых случаях, на фоне осложнений сахарного диабета, используются либо гемопоэтические стволовые клетки в виде комбинированной генной терапии EX VIVO, либо специальные преобразованные (трансдифференцированные) стволовые клетки. В 90% случаев мы используем собственные, безопасные аутологичные стволовые клетки пациента.

Что такое генная терапия EX VIVO, пугает не только непонятность, но само название «генная»-это грубое вмешательство в геном? 

Нет, EX VIVO — это всего лишь лат.: «вне тела», то есть у пациента мобилизуют некоторое количество его собственных стволовых клеток и в зависимости от серьезности их поражения (с течением жизни накапливаются мутации, в том числе они могут быть наследственными и всегда есть при СД 1 типа) и в лабораторных условиях (вне тела) проводится фактически реконструкция поврежденных участков, но делается это без грубого вмешательства в геном с помощью принципиально новой безопасной технологии и с помощью разрешенного в РФ фармпрепарата. Это вмешательство не несет никаких рисков, включая наследование в поколениях. 

Вы просите сделать не очень дешевый анализ кала. Но ведь есть недорогой анализ кала на дисбактериоз, а наша врач сказал, что дисбиоза вообще не существует и это пустая трата денег. 

Ваша доктор, вероятно, не совсем правильно поняла вас. Речь не идет о дисбиозе, речь идет о количественном и качественном состоянии микрофлоры кишечника (микробиома). Доказано, что манифестация и течение сахарного диабета напрямую связаны с состоянием в том числе микрофлоры кишечника-у всех пациентов с сахарным диабетом 1 типа отсутствуют или серьезно изменены три рода микроорганизмов, в то время как у здоровых они в наличии и определенном пропорциональном соотношении. Более того, недавно опубликованы работы, так лабораторные животные с сахарным диабетом 1 типа которым восстановили микрофлору до нормы полностью излечились за четыре недели! С человеком таких быстрых результатов не наблюдается, но мы запатентовали базовый пребиотик на основе резистентного крахмала, который восстанавливает микробом кишечника даже у онкологических пациентов на фоне химиотерапии и лучевой терапии. Восстановление нормальной флоры — это очень важный шаг как к компенсации, так и излечению сахарного диабета. Наши работы в этом отношении опубликованы в научной литературе и запатентованы.

Могу согласиться, что генной терапией как медицинской лицензированной услугой терапии сахарного диабета 1 типа никто не занимается, но стволовые клетки из жировой ткани за 20 000 долларов делают от слова везде…

Вот в вашем вопросе заключается более интересный смысл! Вы правы, именно разовую (3-4 процедуры) мобилизацию из жировой ткани МСК делают сейчас очень многие. Скажем, в Республике Беларусь (правда по немного устаревшей технологии), в Европе в некоторых университетских клиниках, в ЮВА, Турции, Израиле. Но, это разовая процедура, а не терапия СД 1 типа. Просто ввести клетки недостаточно. Необходимо подготовить условиях для трансплантации, это не только ниша стволовой клетки и иммунитет, это очень долгий путь. Вот почему минимальный срок наблюдения у нас 36 месяцев независимо от того, как быстро получен ответ на терапию, а он может быть 3-4 недели или несколько месяцев, а может, по некоторым публикациям достигать и 5-ти лет (Бразильское исследование). Те, кто предоставляет услугу по введению МСК отвечают только за процедуру, им совершенно все равно, что произойдет с пациентом завтра или через год-они свою задачу выполнили. У нас речь идет о системной и длительной терапии, где клеточная терапия всего лишь один из небольших кирпичиков победы, причем клеточная терапия применяется вовсе не всем поголовно, это никакая не панацея. Мы стараемся с помощью базовой терапии не доводить до дорогостоящих высокотехнологичных методов.

У меня не столько вопрос, сколько реплика. Честно говоря не понимаю, чем вызвана высокая стоимость лечения у вас — на сайте написано, что «мы делаем новые технологии доступными», но где же эта доступность? Для абсолютного большинства это недоступно! При этом судя по плотности записи, ваши услуги пользуются спросом, а значит, нет проблем с финансированием.

Вы не правы совершенно. Просто вы не знаете реальную стоимость. Давайте рассмотрим как все обстоит на самом деле. Начнем с простого — базовой терапии. Это стоимость от 3-х лет, то есть, если пациенту не отменена инсулинотерапия и не нормализован углеводный обмен, не достигнута ремиссия и компенсация, его будут наблюдать до тех пор, пока это не произойдет — столько лет, сколько потребуется. Мы работаем с 1985 года, это легко проверить — не отказали еще никому. Назовите одну клинику в мире, кто предоставляет такие условия бесплатно? Далее, возьмем для примера ситуацию в РФ и странах СНГ — теоретически, если на территории страны данное заболевание не лечится, государство должно бесплатно направить на терапию … в другую страну, где это подлежит излечению. Вы, конечно можете в это верить, но ранее, когда диабет 1 типа считался неизлечимым заболеванием, вам это объявляли, сейчас нет — почему? Потому, что, скажем с США уже можно на определенной фазе в рамках страховой медицины получить иммунотерапию (одобрено FDA). Вот тут вся правда и открывается. Во-первых, для этого необходимо провести специальные анализы, которых в РФ и СНГ просто нет — все уверения ваших врачей по месту жительства, что у нас схемы терапии и диагностики ничем не отличаются от зарубежных неправда. Отличаются. Кроме того, скажем, терапия препаратом «Теплизумаб» обходится около 190 000 USD за курс из 14-и дней (не лицензированный для СД 1 типа на территории РФ препарат), во-вторых это в десятки раз больше по стоимости, чем наш базовый курс. Но наш курс в большинстве случаев приводит к ремиссии и отмене инсулинотерапии, а курс иммунотерапии обычно дает ремиссию на несколько лет далеко не у всех с большим спектром возможных побочных эффектов. Тоже относится и к клеточной терапии, где курс значительно дороже. Вот почему мы начинаем с базовой терапии — это экономия ваших средств и наши технологии совершенно доступны. Для примера, это средняя стоимость 14 дней отдыха с перелетом в эконом-классе в 5* отеле в Турции.

Чем отличается базовый курс от курса терапии в условиях стационара? Надо ли заключать дополнительный договор?

При поступлении пациента заключается договор на абонементное обслуживание (базовый курс) не предусматривающий проведение инвазивных процедур в стационарах. На все инвазивные манипуляции заключается отдельный договор с клиникой, где это будет проводиться в рамках договора на оказание медицинских услуг, но это требуется у 1 пациента из 20! В большинстве случаев базового курса достаточно для достижения результата, но если ответ на терапию недостаточен рекомендуются другие методы в условиях стационара требующие заключения отдельного договора.

Сын занимался профессиональным спортом, сейчас у нас шок — диабет, есть ли надежда вылечиться, если у нас фактически пять тренировок в день?

У нас наблюдаются и профессиональные спортсмены и школа олимпийского резерва, это не приговор. Есть единственная сложность регуляции препаратов продленного действия, в некоторых случаях помогает помпа, но в целом для нас нет разницы между юным спортсменом и обычным ребенком.

Я читала, что у вас особые требования к питанию, а в школе диабета нам сказали, что можно кушать что угодно. Ребенку нужно расти, не будет ли это проблемой?

Нет, речь не идет о неких строгих диетах и ограничениях. Исключение — высокожировая кетогенная диета против который мы выступаем категорически. Обычно мы рекомендуем вариант средиземноморской диеты, но с определенным сочетанием продуктов-есть блюда, которые одновременно нельзя совмещать или употреблять в определенное время, так блюда с гречкой можно использовать на завтрак и обед, но не на ужин. Некоторые продукты, которые не учитываются в классическом варианте, мы просим учитывать (мясопродукты, птица, рыба, сыр и.т.д.), что подтверждено многочисленными научными исследованиями. Для продуктов, которые детьми и подростками воспринимаются критически (десерт) мы разработали и выпустили специальный полезный шоколад не повышающий уровень глюкозы, также выпустили «полезную» соль. Самое главное это индивидуальный подход к подбору продуктов, мы анализируем и даем не общие рекомендации, а на основе представленного вашего повседневного дневника питания. Дело в том, что качество продуктов в разных регионах и странах серьезно отличается, поэтому важно исследовать образ жизни и особенности питания именно в вашем конкретном случае.

А мы постоянно сами пьем полезные биойогурты с пробиотиками, полезными бактериями, закваски и прочее.

Этого категорически нельзя делать. Более того, пробиотики и любые вносимые из вне микроорганизмы будут воспринимайся вашей микрофлорой как чужеродные и это лишь усилит аутоиммунную реакцию, необходимо подходить к процессу строго на основе анализа и не убивать «вредную» (патогенную/условно-патогенную) флору или подселять «полезную», а вытеснять ее увеличивая долю нормальной полезной флоры.

В нашей стране не считают ХЕ, другая система измерения уровня сахара в крови, что делать с дневником?

Для нас принципиально получать дневник по нашей форме, где главная информация:

  • уровень гликемии в ммоль, перевести можно самим показатель в мг/дл разделить на 18 или воспользоваться он-лайн калькулятором: https://unitslab.com/ru/node/1
  • нас интересует уровень гликемии за трое суток до основного приема пищи и через 2 часа после еды, т.е., шесть показателей;
  • перечень блюд и продуктов на все приемы пищи с пепресчетом (если считаете) в ХЕ.

Полгода назад нам поставили преддиабет и сказали, что надо следить за сахаром, если повысится сразу ложиться в больницу, мы стали интенсивно заниматься спортом и ограничили питание, сначала все было хорошо, но потом сахар стал подниматься временами (не постоянно) до 9 ммоль, вы можете нам помочь?

К сожалению, у вас уже клиническая стадия сахарного диабета, здесь есть два пути: первый вам не понравится, в такой ситуации нужно вводить небольшие дозы инсулина, чтобы сохранить оставшиеся б-клетки. Второй-срочно начать терапию, возможно удастся обойтись без заместительной терапии препаратами инсулина, но вы должны знать, что введение инсулина не приведет к последствиям, обычно через 1-2 месяца его можно отменить. Но, лучше в таких ситуациях обращаться сразу, как только поставили «преддиабет».

Какой анализ ДНК можно сдать, чтобы понять больше о заболевании и организме?

Давайте разделим: есть исследования ДНК для практически здоровых людей, а есть специальные маркеры для пациентов с СД 1 типа. В некоторых наших высокотехнологичных программах некоторые виды исследований нужны принципиально, их мало, но их назначают под конкретную клиническую задачу. Но сейчас появилось много «общих» анализов, мы рекомендуем лабораторию «Генотек» (никак не связаны с данной лабораторией). Она интересна тем, что собирает и анализирует ваши родственные связи, в том числе и заболевания-их можно проследить иногда за несколько сотен родственников. Тоже касается непереносимости некоторых препаратов, продуктов питания, особенностей метаболизма и иммунитета.

А мы завариваем разные травки для снижения сахара в крови.

Этого делать нельзя категорически. Во-первых, для терапии сахарного диабета 1 типа не используются лекарственные растения, которые снижают уровень гликемии, это часто используется при терапии СД 2 типа. Во-вторых, задачи при СД 1 другие, но есть ситуации, которые являются обычной ситуацией, скажем в традиционной китайской/тибетской медицине, но совершенно непонятны даже фармакологу — есть много лекарственных растений у которых свойства меняются при длительной сушке или при использовании отдельных частей растений с разным гормоноподобным действием. Это может знать только специалист. Врачей общей практики и клинических фармакологов этому просто не учат, это не входит в программу. 

Как быстро мы получим результат терапии? 

Это зависит от индивидуальных особенностей иммунитета и исполнительности пациента, обычно ответ на лечение наблюдается в первые 3-4 месяца (быстрый ответ), когда начинают появляться частые эпизоды гипогликемия (снижения уровня глюкозы в крови), что требует коррекции доз инсулина (снижении) вплоть до полной отмены. Но, есть ситуации, когда этот процесс занимает около 36-ти месяцев и более, вот почему базовый стандартный курс у нас рассчитан на 36 месяцев. При этом совершенно неважно какой именно метод используется, так недавнее бразильское исследование показало, что средний ответ на терапию стволовыми клетками от нескольких недель до пяти лет, хотя в группе комбинированной терапии: клеточная терапия — генная терапия средний ответ несколько месяцев. Но это невозможно предугадать.

Можно ли вообще не получить эффект от лечения?

Это невозможно, если пациент выполняет рекомендации. Выполнение рекомендаций контролируется данными объективных анализов их невозможно обмануть.

Требуется ли лечение у вас какого-либо особого режима, ведь дети весь день в школе?

Нет, не требует, в садике, школе, институте. У нас много профессиональных спортсменов спорта высших достижений. Помимо постоянного приема препаратов при необходимости проводятся специальные курсы терапии в условиях стационара, они кратковременные. Исключение требуют инвазивные процедуры клеточной терапии от 14-ти до 21 дня, если они показаны.

Как часто надо показываться врачу, мы живем в другой стране?

Пациенты высылают 1 и 15 числа каждого месяца дневник учета гликемии по нашей форме и, если все хорошо только плановые анализы (два раз в год). Если требуется коррекция доз инсулинотерапии, дневник предоставляется каждые три дня или чаще. В большинстве случаев на фоне динамического контроля достаточно видео-консультаций (телемедицина), при необходимости проводится очный прием. 

Насколько выдаваемые/назначаемые вами препараты безопасны?

Абсолютно безопасны, сертифицированы, проверены многократно. У нас наблюдаются не только «простые люди», а также члены семей чиновников высокого уровня не только РФ. Это совершенно иной уровень контроля. Проверяется каждая партия всегда и постоянно. Естественно мы не используем сильнодействующие, ядовитые и наркотические в-ва. Но, вы должны понимать, что наши конкуренты могут распространять всевозможные слухи. Просто обратитесь к здравому смыслу, если бы подобное было возможно — мы бы не работали с 1995 года.

Мы не можем получить визу в вашу страну, что делать?

Мы высылаем приглашение (если речь идет о госпитализации), отказов еще не было. Также вас могут принять в Королевстве Тайланд, где ограничений нет.

Нам ближе Тайланд, можем ли мы там пройти генную терапию?

Нет, это определяется не вашим или нашим желанием, а показаниями к проведению процедуры.

Можно ли пройти только базовый курс без клеточной терапии и насколько он эффективен?

Да, можно. Он также эффективен, различия во времени ответа на терапию см. выше.

На сайте указана стоимость базового курса, но наблюдение многолетнее. Как изменится стоимость в процессе? Можно ли оплачивать в рассрочку?

Именно для того, чтобы снизить бремя оплаты много лет назад мы пошли по пути 100% предоплаты, вследствие чего при возникновении многочисленных кризисов, дефолтов это никак не отразилось на наших пациентах, заплатив один раз на протяжение многих лет (даже более восьми) они никогда ничего дополнительно не оплачивали (если речь не шла о дополнительных услугах в условиях стационара не входящих в договор). Таким образом, стоимость наблюдения постоянно повышается только для вновь поступающих пациентов. Это позволяет не прерывать наблюдение тем у кого возникают объективные финансовые сложности. Кроме того, мы — не банк. У нас нет инструментов кредитования, но они есть в любом банке, вы сами расчитываете удобный для вас объем и вариант оплаты, в том числе помесячно.

Нам поставили преддиабет, надо бить тревогу?

Принцип очень прост — чем раньше вы начнете терапию, тем выше вероятность снижения до максимума самой вероятности заболевания, так в США и Европе есть программы, которые предписывают на определенной (ранней фазе) либо введение малых доз инсулина, либо проведение иммунотерапии. 

Лечились у вас почти 15 лет назад, пришли с товарищами по несчастью — познакомились с семьей на диафоруме из нашего города, но по ряду обстоятельств должны были уехать в другую страну и прервали, у нас очень большой перерыв, при этом наши знакомые 11 лет без инсулина живут нормальной жизнью. Вопрос — у нас сохранился старый договор, если мы возобновим лечение надо ли что-то будет платить?

В вашем случае оплачивать нужно только препараты, если речь не идет о высокотехнологичных методах требующих госпитализации.

Мы попали в больницу месяц назад, сейчас выписали и поставили помпу, сколько у нас есть времени, чтобы к вам обратиться для максимальной эффективности?

Вы можете обратиться в любое время, но для получения быстрого ответа на терапию есть такое понятие: «иммунологическое окно возможностей» 90-120 дней. Этот тот период, когда вмешательство более простое, безопасное и эффективное.

В прошлом году нам поставили СД 1. Потом начался «медовый месяц», мы снизили потребление углеводов, усиленно занимаемся физкультурой и принимали «Арфазетин», сначала помогало, но сейчас сахар стал подниматься до 8 ммоль и даже 10 ммоль, что делать?

Вы все сделали неправильно истощив поджелудочную железу, Арфазетин вообще не применяется при СД 1 типа. Ограничения питания приведут кетоацидозу на фоне физкультуры и острой нехватки инсулина, что грозит уже самыми серьезными последствиями. У нас много пациентов, которые повторно вышли в состояние «медового месяца» и более не используют терапию инсулином, но для этого либо надо срочно обратиться к нам или срочно начав инсулинотерапию и скомпенсировав состояние проводить пожизненную инсулинотерапия.

Зачем мне лечиться, если я могу поддерживать нормальный уровень глюкозы постоянно контролируя его, я сам сделал «связку» либры и «петлю обратной связи» на помпе? 

Это иллюзия, в этом и проблема даже продвинутых экспериментальных моделей «умной» помпы — она помимо «базы» выдает определенное количество инсулина на приемы пищи. Но здесь не программная или техническая проблема — последние исследования показывают, что мозг дает команду организму вырабатывать инсулин в ответ не только на реально поступившие углеводы, но даже получив визуальную информацию на них. Одновременно выделяется несколько гормонов. Кроме того, физически невозможном поддерживать длительную компенсацию у детей и подростков обычными способами на обычном питании и по правилам, которым обучают в классических школах диабета. Именно поэтому не так много людей, которые доживают до 50-ти лет с этим диагнозом получая медаль Американской диабетической ассоциации, не говоря уже о последствиях (доказано: онкология, прогрессирующее снижение и потеря зрения, серьезные осложнения на почки, сердце, нервную систему).

Нам поставили помпу и сказали, что это самое современное лечение, так ли это?

Совсем не так. Во-первых, инсулинотерапия это вынужденная заместительная мера не имеющая никакого отношения к лечению, это не лечение. Инсулинотерапия может проводиться с помощью шприца или помпы, теоретически нет разницы, но у помпы есть две проблемы: иногда механически поступление инсулина может быть заблокировано (тромб), но самое главное — требуется высокий уровень обучения того, кто использует помпу, так как ее необходимо перестраивать в соответствие с текущим образом жизни (питание, физнагрузка), а большинство пациентов вообще не меняют программу, которую установил доктор. В Израиле даже есть платная программа по обучению работе с помпой с госпитализацией на 7-14 дней или в амбулаторном режиме от 3 000 Евро.

У нас есть возможность провести терапии мезенхимальными стволовыми клетками в Белоруси, насколько это отличается от Европы, Америки?

Здесь ситуация особая. Просто введение МСК не даст вообще никакого эффекта, это имеет смысл на фоне базовой терапии. Кроме того, средняя стоимость процедуры 15-20 000 Евро в разовом варианте, то есть после того, как вам эти клетки введут, никто заниматься вами не будет и ровно никакого «чуда» не произойдет. И дело не столько в том, что есть специальные способы активации МСК, чтобы они «начали работать», а эти методы запатентованы. Сколько в том, что технологии разные — в Беларуси сохранили много хорошего в системе здравоохранения советских времен, там сохранена научная школа, что не может не вызывать уважения. Но вот с материальной базой сложнее и поэтому используются более «старые» технологии, которые не приводят к нужному эффекту. Аналогичная ситуация наблюдалась много лет в Киеве, где пытались использовать другой «опасный» тип клеток. В Америке, Евросоюзе, Израиле нет гарантии, что вы получите вообще какой-либо эффект терапии СД 1, но есть 100% уверенность в том, что стандартный протокол обработки клеток будет выполнен на высоком уровне.

Я год водила ребенка к гомеопату, нутрицевту и остеопату, вроде результат был, но сейчас нет, что делать?

Гомеопатия и остеопаты, специалисты превентивной медицины и «нутрицевты», увы, не могут помочь при  СД 1 типа.  Сейчас модное  течение «Превентивная медицина», Нутрицевтика — это главным образом тогда, когда болезнь еще не началась, а не когда поставлен диагноз СД 1 типа. При этом, для диабетика есть строго определенный набор витаминов/микроэлементов, которые принципиально важно контролировать их всего четыре, они известны, работы опубликованы в научных журналах и в большинстве стран входят в клинические рекомендации (не в РФ).

Обращались к китайскому доктору из Китая, ставили иголки, были в центре тибетской медицины, но ничего не помогло.

И не могло помочь. Во-первых, найти в КНР действительно хорошего доктора, кто занимается традиционной китайской медициной в классическом варианте даже среди миллиарда крайне сложно. Простому человеку невозможно. Можно получить эффект компенсации обратившись к зав. кафедры крупной университетской клиники, которая занимается традиционной медициной. Во-вторых, центры «тибетской» медицины состоят в основном из этнических гастарбайтеров, которые кроме внешнего этнического сходства никакого отношения к Тибету не имеют по примеру тех граждан, которые работают в «японских» суши-барах. 

Но проблема глубже — в Долине Катманду много настоящих тибетских лам, в том числе и тех, кто получил настоящее классическое медицинское традиционное образование, но их успехи в терапии достаточно скромны в отношение СД 1 типа. Единственный доктор, но опять не в отношение СД 1 типа работает в резиденции Далай-ламы в Дхарамсале, но цитирую: «СД 1 типа является кармический заболевание и поэтому не подлежит лечению» (мы привели мнение тибетского доктора используя понятную ему терминологию).

Нам нутрициолог назначен очень много БАДов, около 12 банок, не вредно ли для ребенка?

Часто под БАДом может скрываться даже сильнодействующее лекарство или пустышка. У населения РФ тотальное недоверие к отечественным БАДам и абсолютное доверие к добавкам из США, при этом, Роспотребнадзор в последние пять лет ввел очень жёсткие стандарты по качеству продукции в отличие от недавней публикации FDA, которая утверждает, что изученные 50% образцов американских известных брендов содержат либо превышение действующего вещества (витамин Д3 и Омега-3 жирные кислоты) в десятки раз, либо не содержат их вовсе (мел, наполнители). Отдельная история с китайскими традиционными препаратами и индийскими препаратами аюрведы, которые проведены как БАДы, но являются фактически лекарственными препаратами. 

Мы совместно в российской компанией NOBELlife выпускаем БАДы и пищевые продукты не для терапии СД 1 типа, а для разумного поддержания организма как на фоне этого заболевания, так и для предупреждения возрастных заболеваний/состояний. Но это не имеет никакого отношения к терапии заболевания. Мы не рекомендуем «просто так» принимать БАДы, для этого должна быть конкретная цель и задача.

Как можно пообщаться, с теми, кто уже прошел у вас лечение?

Это серьезная проблема, так как ни одно учреждение в мире не имеет право предоставлять информацию о пациентах. Но мы пошли на встречу пациентам, так как указывает недавняя научная статья, это формирует у пациента правильную мотивацию и энтузиазм к выполнению рекомендаций. Но здесь есть проблема т.н.: «пациентского экстремизма» и недобросовестной работы конкурентов — ни для кого не секрет, что «отзывы» публикуемые на отзовиках ненастоящие, более того, мы получаем постоянно рассылку таких ресурсов с фактически требованием вступать с ними в договорные отношения в поддержании имиджа компании, иначе «отзывы» и рейтинги могут быть «разные». Поэтому, мы внесли в официальный договор соглашение в том, что по прошествии от 1 года до трех лет, если пациент после проведенной терапии не использует более инсулинотерапию, он дает видео-интервью с согласием размещения этой информации в сети интернет за это на момент заключения договора проводится льготная (в два раза) меньшая стоимость.

Если вы обнаружили в сети заявление человека, который утверждает, что наблюдался у нас просто попросите его паспорт и договор, все наши отношения юридически оформлены.

Насколько сочетается предлагаемая вами терапия с обычным подходом и наблюдением в поликлинике по месту жительства?

Полностью сочетается — мы не предлагаем ничего выходящего за рамки научной доказательной медицины. Самый острый вопрос-отмена препаратов инсулина решается естественным образом. Но, есть особенности. Что будет делать хороший эндокринолог, если на фоне стойкой длительной компенсации и росте базального С-пептида начались длительные системные прогиповки (ниже 5 ммоль)? Он будет снижать дозу препаратов инсулина. Что будет делать «обычный» эндокринолог? Он будет рекомендовать «наедать» ХЕ, чтобы покрыть гипогликемию, что в конечном итоге приведет к тотальной передозировке инсулина, инсулинорезистентности и набору массы тела (именно при СД 1 типа), что потребует еще большей дозы инсулина и в конечном итоге приведет к декомпенсации. Просто выполняйте рекомендации вашего эндокринолога в полном объеме и вы сами увидите результат.

Насколько опасна отмена препаратов инсулина?

Доза инсулина снижается только для того, чтобы предупредить состояния гипогликемии. Если у пациента стойкая компенсация, но эпизоды гипогликемии продолжаются даже на оставшейся минимальной дозе, в конечном итоге отменяется и она. При этом, в случае повышении уровня гликемии, на фоне травм, простудных заболеваний, пищевого отравления при повышении уровня гликемии временно может быть вновь введена инсулинотерапия и позже также отменена. Это не делается мгновенно. Необходимо учитывая множество факторов ориентируясь на анализы.

Есть ли разница при лечении у вас, используем мы помпу или обычную инсулинотерапию?

Нет. Но в реалиях помпа подходит в среднем, 2 людям из 10. Причин много. В тоже время, бывают случаи, когда индивидуальная чувствительность к препаратам инсулина не позволяет использовать классическую инсулинотерапию — дозы менее 0,5 ввести невозможно (в США есть практика разведения малых доз), в этой ситуации выручает помпа. Но надо понимать, что за счет повышенной активности у детей надо следить за механическим поступлением инсулина.

Вы создаете продукты питания и препараты для диабетиков — их обязательно употреблять во время лечения?

Нет, конечно, это на ваше усмотрение. Просто иногда нет альтернативы — никто в мире этим не занимается. Совершенно все сахарозаменители и подсластители вредны в долгосрочной перспективе за редким, очень дорогим исключением. Как и , скажем, самая обычная соль в прямом смысле участвует и может являться триггером заболевания — доказано, что соль разрушает иммунные клетки от которых зависит контроль аутоиммунитета и разрушение б-клеток. Поэтому, мы разработали на базе Канадского института регенеративной медицины (CIRM) специальный шоколад для диабетиков, который по вкуса как самый обычный шоколад, но он не повышает уровень глюкозы и имеет много дополнительных качеств, а также микроэлементы и витамины принципиально необходимые для пациента с СД 1 типа. Также мы сделали в прямом смысле полезную соль, которая соленая, но не разрушает клетки иммунной системы. Но, компания которая все это выпускает NOBELlife — это отдельная компания. Она не имеет отношение к терапии сахарного диабета, хотя ее продукция нами широко используется.

Так получилось, что мы много лет назад к вам обращались, но были вынуждены прервать лечение в связи с переездом в другую страну, пока обустраивались связь с вами не поддерживали. Можем ли мы продолжить наблюдение и надо ли что-то оплачивать?

Конечно, достаточно выслать скан/фото нашего договора или платежное поручение, новые данные (анализы), оплачивается только стоимость новых препаратов, если это базовый курс.

Мы граждане Украины и физически не сможем более прилетать в вашу страну. В связи с новой реальностью, можно ли обслуживаться в Королевстве Тайланд?

Нет вообще никакой разницы, какое у вас гражданство. Конечно, можно при условии, что заказ препаратов выполняется заранее. Ранее у нас были планы расширения представительств, до Ковид-19 их было 14 в разных странах, но теперь мы решили ограничиться пятью на пяти Континентах, чтобы иметь статус Всемирного центра — это удобнее для обслуживания.

Так получилось, что мы подавали запрос на запись месяц назад, а пока ждали результаты анализов, стоимость поменялась, когда мы запросили договор там была новая, а не старая стоимость, но мы ведь обратились ранее?

Нет, дело в том, что мы записываем желающих сразу и для этого нам не нужны никакие анализы, как и указано на сайте — необходимо выслать только выписку и дневник по нашей форме. Все остальные анализы сдаются в течение первых двух месяцев после того, как пациент вступил в договорные отношения, причем есть анализы строго обязательные, а есть необязательные, либо в каждом конкретном случае во время первичного приема сообщаются какие именно нужны. Но вы не записывались и соответственно, обратились позже, когда условия обслуживания изменились — мы об этом предупреждаем всегда. Месяц достаточно большой срок, достаточный, чтобы принять решение. Тоже касается людей, которые получили первичную консультацию, а решили вступить в договорные отношения через, скажем полгода-для них будут те условия, которые будут на текущий момент, как и везде. Наши официальные взаимоотношения как в случае с первичным приемом, так и абонементным обслуживанием базового курса начинаются с момента заключения договора и проведения оплаты.

Вы везде пишите про стволовые клетки, но два года назад мы ездили в Израиль и нам ставили капельницы с стволовыми клетками, эффект 0!

Этот вопрос приходит очень часто, более того, это началось лет 15 назад, когда еще очень активно этим занимался Китай. Позже военные госпитали КНР прекратили принимать пациентов на эти программы иностранцев. В большинстве случаев у них был нарушен протокол. А вот с ЕС, США и другими странами ситуация совершенно иная. В США МСК разрешены и являются рутинной практикой, скажем при ревматоидных заболеваний суставов — количество проведенных трансплантация сотни тысяч ежегодно! В отношение СД 1 только в рамках КИ, как и в ЕС. Израиль и Турция стоят несколько отдельно, они идут по хитрому пути: вы читаете рекламу, где сказано, что мы улучшаем, способствуем (как БАДы), но ничего не обещаем, хотя в рекламе четко написано «лечение сахарного диабета 1 типа». Что в итоге? А они правы-они не занимаются лечением диабета, они качественно по протоколу выполняют банально ненужную дорогую процедуру заведомо зная, что эффекта не будет (ожидаемого пациентом), но все разрешения есть, клиника «крутая». Самое главное, после процедуры пациент отправляется домой и … а ничего! Его никто не наблюдает, ничего не рекомендует, районный эндокринолог говорит-идите туда, где вам это делали. Круг замкнулся. Мы не выполняем трансплантацию МСК/ГСК или иммунотерапию кому-либо по желанию. Для этого есть показания и противопоказания, кроме того это зависит от фазы заболевания-на разной фазе-разные методы и даже разные способы той же клеточной терапии и иммунотерапии. При этом все это рекомендуется сразу крайне редко, обычно базового курса достаточно для получения ответа на лечение, что исключает применение высокотехнологичных дорогостоящих методов. Кроме того, пациента наблюдают не только в активной фазе, но и минимум 7 лет даже если пациенту отменена инсулинотерапия.

Сыну 13 были у клинических психологов, но ничем не закончилось — измерения проводит из под палки, дважды был в реанимации, все вроде понимает, но может пропустить введение инсулина, помпу ставили — не помогло тоже. У вас есть такие дети?

Все дети примерно одинаковы. В таком возрасте нужно договариваться. У нас более 20-ти лет опыта. Очень часто родители просто «не слышат» своих детей (так удобнее), с ними нужно найти общий язык. Это вам кажется, что вы все о них знаете, в большинстве случаев это не так.

Подскажите, если я правильно поняла, у вас он-лайн лечение, а как проводятся процедуры?

Нет, вы не правильно поняли, у нас первичная консультация может быть проведена как очно, так и заочно с предоставлением необходимых медицинских документов, это сокращает время и стоимость, расходы на дорогу. Кроме того, не все люди могут по разным причинам прибыть в Москву или Бангкок. А вот с терапией все иначе и зависит от клинической ситуации. Есть варианты, когда пациент длительно принимает как персонифицированные препараты (которые изготовлены непосредственно для него на основании данных исследований), так и фарм. препараты (иммунотерапии) или проводятся курсы с госпитализаций или в условиях дневного стационара. Это зависит от метода терапии.

После релокации по известным событиям, нам проще обратиться сразу в Бангкок, надо ли записываться у вас или обращаться напрямую?

Вы не совсем правильно понимаете механизм, мы и есть «напрямую». Дело в том, что разработка новых методов терапии (научная часть) проводится многочисленными научными подразделениями разных стран, которые находятся в договорных отношениях о совместной научно-практической деятельности, координирует и руководит этой деятельностью Канадский институт регенеративной медицины (CIRM) имеющий штаб-квартиру в Онтарио. А вот клиническая база — разная, в зависимости от технологии, которая используется. Это связано с разными аспектами законодательства в отношение применения новых технологий, препаратов и технической частью. При этом, даже самые продвинутые технологии выполняются в течение курса терапии от 21 дня, до 60 дней — разово, а вот лечение и наблюдение пациента проводится долгосрочно в рамках базового курса от 36-и месяцев (не «до», а «от»), когда пациента наблюдают и находятся с ним в постоянном контакте корректируя курс терапии. Кроме того, клинические подразделения участвуя в научно-практических программах, обслуживают наших пациентов на очень льготных условиях, так средний курс клеточной терапии наши пациенты получают примерно на 50% дешевле, но самое главное то, что проведение разового курса даже самого высокотехнологического метода не имеет никакого смысла вне системной терапии и наблюдения. А для первичного приема — да, можно обратиться в любой стране, хотя как показал опыт ковидных ограничений, первичный очный прием при наличии данных обследования полностью заменим заочным (скайп/телемедицина).

У нас нет средств, может у вас есть выходы на какие-либо Фонды?

Вот вы взрослые люди и верите в безвозмездную помощь Фондов? Мы пытались сотрудничать, но везде одна и та же картина — руководство Фонда «недвусмысленно намекает» на «откаты» в результате чего стоимость указанная на официальном сайте возрастает в 2-3 раза, что транслируется среди пациентов как очень дорогое лечение и требует объяснения, а почему через Фонд дороже? Эти люди зарабатывают этим деньги, а не раздают их. Нет, мы больше не сотрудничаем с Фондами.

Видели у вас на сайте информацию о новом устройстве, которое измеряет уровень сахара без прокола кожи. У вас можно его приобрести?

Нет, мы ничего не продаем, мы рекомендуем это устройство только для тех, кому уже отменена инсулинотерапия. Это устройство не является прибором медицинского назначения.

Уважаемый доктор, уверена, что вы не ответите на это вопрос, но мне он кажется важным. Дело в том, что ребенок-это ребенок, взрослый человек-это взрослый, но подросток — это особое существо, с которым необходимо тоже советоваться перед началом лечения, иначе как добиться результата? Он ведь должен участвовать в процессе? Как быть, если ребенок вообще ничего не хочет?

Вы правы в той части, что с подростком нужно договариваться подробно разъясняя ему сложившуюся ситуацию в связи с заболеванием. Но проблема в том, что подросток ориентирован изначально на грубые нарушения правил — он не понимает, что подобное может быть фатальным. Это не игрушки. Он не понимает (не знает), что дожить в нормальном состоянии до 50 лет с таким диагнозом большая проблема, что уже с 16 лет могут быть физиологические проблемы не только с потенцией, но и собственно с самой возможностью продолжения рода, не говоря о физическом состоянии. Предполагается, что родители сориентируют подростка и будут направлять, но увы, обычно родители вообще устраняются. Наша позиция — есть родители, которые любят своих детей, но есть и другие родители. Если родители хотят вылечить ребенка они найдут для этого возможность. Если не хотят — тоже найдут для этого массу оправданий. Да, это грустно, цинично, но это правда.

Если все это так эффективно, почему все указанное на вашем сайте не в клинических рекомендациях и стандартах оказания помощи?

Вероятно потому же, как и разрешенные к применению (рекомендованные) FDA (США) и доступные бесплатно в рамках страховой медицины технологии терапии СД 1 типа: иммунотерапия теплизумабом, применение клеточных препаратов Lantidra (donislecel) и др. Но, если вам согласно Конституции РФ не могут оказать необходимую помощь внутри страны, ее можно бесплатно получить за ее пределами… Дальше нужно объяснять? Пока в Европе и США не были введены в рутинную практику новые методы терапии СД 1 типа можно было говорить, что «у нас» точно такие же подходы, методы и препараты. Оказалось это не так. Реалии вы знаете. Но вы можете попробовать использовать свое конституционное право — удачи!