ОСОБЕННОСТИ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫХ МЕТОДОВ ТЕРАПИИ

ОСОБЕННОСТИ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫХ МЕТОДОВ ТЕРАПИИ

Каждый день на приеме до 10 человек из которых минимум 9 спрашивают, а можно ли им сразу проводить клеточную терапию стволовыми клетками или иммунотерапию современными препаратами (прим.: оканчиваются на «mab»)? Очень удивляются, услышав ответ — нет, в большинстве случаев. Почему? Ведь с точки зрения частной клиники это выгодно? Более 20-ти лет мы занимаемся СД именно 1-го типа и есть две проблемы, которые не зависят от нас или пациента:

1 Интервенции в медицине, даже самые на первый взгляд безобидные вовсе не таковые. Не бывает в медицине безопасных лекарств и процедур, банальная неправильная инъекция может привести к сепсису и даже неправильное употребление пробиотиков / фекальная трансплантация микробиоты. Тем более это касается иммунотерапии и клеточной терапии.

2 Правовое регулирование, когда не все манипуляции/препараты зарегистрированы в данной стране, а речь идет о детях и любой шаг должен быть полностью обеспечен в правовом поле. Здесь частичый выход в том, чтобы выполнять манипуляции в той стране, где это разрешено — вот почему у нас очень много клиник за рубежом. Они специализируются на конкретных методах/способах терапии.

Но, есть и главная причина — реакция организма на те или иные вмешательства. Поэтому, за 20 дет сложился четкий план последовательности назначения тех или иных схем терапии основываясь на максимально возможной безопасности. Правильность выбранного пути лишний раз подчеркивает новая публикация особенностей применения некоторых иммунных препаратов. Конечно, если бы нас интересовала дешевая популярность и прибыль, мы шли совершенно иным путем — многие препараты индуцируют состояние гипогликемии, причем весьма устойчивое без инсулинотерапии, но этого нельзя делать категорически.

Более ранняя работа подчеркивает риски (состояния гипогликемии) www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3266185/ даже не у диабетиков.

В новой работе рассматриваются препараты, которые серьезно влияют на процесс при терапии как при связанных, так и не связанных с диабетом заболеваниях.

Ингибиторы фактора некроза опухолей (TNFi) значительно улучшили результаты лечения заболеваний с момента их включения в протоколы лечения два десятилетия назад. Тем не менее, значительная часть пациентов испытывает побочные эффекты, которые связаны с выработкой антител против лекарств (ADA). В самых ранних исследованиях, в которых ADA сообщалось TNFi, в основном использовались анализы, чувствительные к лекарствам. Ретроспективно мы признаем, что это привело к недооценке количества ADA, продуцируемого из-за лекарственного вмешательства. Ответ ADA обычно приводит к появлению высокоаффинных антител IgG, но этот ответ будет отличаться у разных пациентов. Некоторые пациенты не достигают фазы созревания аффинности, в то время как другие генерируют устойчивый ответ IgG с высоким титром и высоким сродством. Этот ответ может быть временным у некоторых пациентов, указывая на механизм индукции толерантности или анергии В-клеток.

Исключение составляют препараты, которые назначаются под строгим контролем (TNF-альфа) и интерлейкин-6 (IL-6). Это: адалимумаб (Хумира), цертолизумаб пегол (Cimzia), этанерцепт (энбреумл) (Simponi, Simponi Aria) и инфликсимаб (Remicade).

bmjophth.bmj.com/content/bmjophth/5/1/e000331.full.pdf

www.frontiersin.org/articles/10.3389/fimmu.2020.00312/full